Хирургия в клинике Белый Клык

У большинства людей не связанных с медициной, понятие «хирургия»
ассоциируется с чем-то  страшным, кровавым, невероятно сложным и в то же время сверхъестественным, подчас чудесным.

В основном представления о работе хирургов складываются на основе увиденного в кино: отгороженная стеклом от всего, стерильная операционная, заполненная мигающими и пищащими приборами, опутанная множеством проводов и трубок, залитая светом бестеневых ламп…

Врачи хирургической бригады с ног до головы экипированы в специальные костюмы – из-под масок видны лишь глаза…
Ветклиника Белый Клык - хирургические операции у собак и кошек

Операционные сестры, анестезиологи, ассистенты, реаниматологи, хирурги. Каждый занят своим делом, но все вместе работают как сложный, но слаженный механизм.

На операционном столе происходит чудо: хирург в окружении ассистентов точными, уверенными движениями разрезает живую плоть, при помощи чудесных инструментов и невероятного умения так перекраивает больное тело, что оно возвращается к жизни, вновь начинает работать по задуманному природой алгоритму… Сердце пересажено, опухоль удалена, пуля извлечена…. Хирург устало снимает перчатки, вытирает со лба пот… Пациент открывает глаза…. Торжество хирургии!

Это в кино. А в жизни, по понятным причинам, мало кто из людей, даже неоднократно перенесших хирургические вмешательства, могут составить ясное представление о работе хирургической бригады в операционной. Но операционный блок больницы все равно воспринимается как святая святых, закрытое, стерильное отделение, где сотворяется чудо…

Совсем иное представление и отношение у большинства людей к ветеринарной хирургии. Здесь сложившихся стереотипов нет – верный Мухтар и пограничный пес Алый возвращаются хоть и перебинтованными, но уже здоровыми, а работа хирурга остается за кадром. Зато на собачьих площадках ходят легенды об операциях, производимых на кухонных столах и в ванных. Фантастика! Все необходимое привезли в строительном ящике и пакете... Доктор засучил рукава и целых три минуты мыл руки мылом!... Место разреза протерли водкой... Владельцы по очереди четыре часа держали иглу в лапе и капельницу... А наркоз никак не «брал», собака просыпалась, все ее держали и доктор срочно что-то колол… А операция была такой сложной, что хирург четыре раза выходил курить… Врач сделал все что мог, но болезнь оказалась сильнее… Без комментариев...

Как же на самом деле выглядит современная ветеринарная хирургия? Попробуем рассказать об этом на примере ветеринарной клиники «Белый Клык».

Решение о необходимости и возможности хирургического вмешательства принимает только врач. Мало найти хирургическую проблему, важно выяснить, нет ли у пациента сопутствующих патологий, являющихся противопоказанием к операции. И хотя хирургические вмешательства проводятся не только больным и травмированным животным, но и молодым и здоровым (кастрация, стерилизация), окончательное решение о возможности проведения операции принимается не владельцем пациента, а врачом после обследования.

Предоперационное обследование здоровых (без жалоб и явных нарушений) животных включает в себя тщательный сбор анамнеза (прошлых болезней и жалоб) и осмотр, анализы крови и мочи у пациентов старше 6 лет. При необходимости назначаются дополнительные обследования (рентген, ЭКГ, УЗИ, дополнительные анализы). Важно помнить и понимать, что мы лечим не болезнь, не лапу или хвост, а пациента! Предварительное обследование дает информацию о состоянии здоровья пациента, на основании которой врач оценивает анестезиологический и операционный риск, принимает решение о проведении или отмене хирургического вмешательства, делает прогноз о качестве дальнейшей жизни. Исключение составляют животные, требующие неотложного хирургического вмешательства по жизненным показаниям (например, при завороте желудка, проникающих ранениях грудной или брюшной полости, внутренних кровотечениях и т.д.) – их оперируют экстренно, не дожидаясь всех анализов.

Еще исключение – косметические операции (купирование хвостов и ушей): в «Белом Клыке» не делают операций, не нужных пациенту.

Итак, пациент обследован. Информация о его состоянии позволяет сделать прогноз, оценить и по возможности снизить все возможные риски. Доктор записывает пациента на операцию.
Плановые хирургические вмешательства проводятся по предварительной записи в специально выделенные операционные дни ( в эти дни работает хирургическая бригада – хирург, ассистент хирурга, операционная сестра, анестезиолог с ассистентом, реаниматолог с ассистентом – персонал, занимающийся в этот день только хирургическими пациентами и не отвлекающийся на других животных).

Животное, приведенное на операцию, должно быть в наморднике, голодным минимум 12 часов (во избежание рвоты!), по возможности чистым. Обычно предоперационный осмотр, беседа с владельцами и госпитализация в стационар всех плановых хирургических пациентов проводится в начале операционного дня. Это позволяет спланировать и оптимизировать работу хирургической бригады – пациентов в установленной очередности подготавливают и оперируют без «окон» и перерывов. Благодаря такой организации за операционный день в нормальном режиме удается выполнять 8-10 операций (вместо 3-4 при поочередном поступлении пациентов к индивидуально назначенному времени, выходах из операционной для осмотра больных и общения с владельцами). Кроме того, экономится время владельцев животных – им не приходится сидеть часами, волноваться и ждать, пока хирург и анестезиолог выйдут из операционной, пока пациента заберут в операционную, прооперируют, он выйдет из наркоза…
Владелец привозит животное утром, отдает его в стационар и уезжает по своим делам.

В течение дня животное подготавливают к операции, оперируют, выводят из наркоза. Когда пациент приходит в себя настолько, что его можно спокойно отпустить домой, врач по телефону сообщает об этом владельцу. После звонка врача хозяин может приехать и забрать животное в удобное для себя время. Нередко пациенты остаются на ночь в стационаре под наблюдением врача - либо в интересах не совсем пришедшего в себя больного, либо в интересах очень уж сильно беспокоящихся и переживающих владельцев.

Еще одним условием, необходимым для проведения хирургического вмешательства (даже экстренного), является информирование владельца животного о целях, объеме и способе хирургического вмешательства, стоимости предполагаемых процедур, послеоперационном уходе, возможных осложнениях, существующих рисках, альтернативных видах лечения и возможности отказа от операции, а так же его письменное согласие.

Для подготовки к хирургическому вмешательству пациент помещается в стационар (отделение интенсивной терапии). Здесь ему ставят внутривенный катетер, вводят плазмозамещающие растворы, проводят премедикацию (вводят специальные лекарства, которые улучшают работу сердца и легких во время наркоза, препятствуют развитию аллергических реакций), подготавливают (бреют, моют, дезинфицируют) операционное поле.
Но зато для подготовленного, но еще бодрствующего пациента, время доставки в операционную составляет считанные минуты.

Что же происходит в эти минуты? Через внутривенный катетер анестезиолог  вводит небольшую («вводную») дозу наркоза. При внутривенном введении действие препаратов наступает «на конце иглы», то есть немедленно после введения. Это позволяет, постепенно вводя анестетик, достичь состояния расслабления животного, достаточного для перевозки в операционную и фиксации в требуемом положении на операционном столе.
Перед входом в операционную анестезиолог (как и все входящие в операционную!) надевает бахиллы, маску и шапочку. Уже на операционном столе, после укладки и фиксации, к животному подключаются приборы, помогающие анестезиологу оценивать состояние пациента. В ряде случаев подключается аппарат искусственной вентиляции легких.

Операционное поле трехкратно обрабатывается специальным антисептическим раствором, делающим его стерильным за 5 минут.
Убедившись, что все готово, анестезиолог углубляет степень наркоза до необходимой для операции стадии.

Хирург с ассистентом укрывают пациента стерильными простынями, ограничивая операционное поле от шерсти. Белье, халаты и шапочки хирургов стерилизуются в специальных сухожарных шкафах. Таким образом, мы добиваемся таких же условий работы, как в медицине человека.
Далее сценарий зависит от вида хирургического вмешательства, но едино одно: каждый занимается своим делом. Хирург работает, не отрывая взгляда и внимания от операционной раны. Ассистент ему в этом помогает. Анестезиолог следит за ходом анестезии по приборам, которые показывают частоту сердечных сокращений, частоту дыхания, пульс, наполнение тканей кислородом. Ассистент анестезиолога наготове, чтобы быстро набрать препараты в шприцы, подключить капельницу, подать кислород, подключить приборы. Операционная сестра подготавливает, подает инструменты, салфетки, обеспечивает стерильность операционной. Тем временем, в стационаре реаниматолог с ассистентами готовит к операции следующего пациента и следит за пробуждением предыдущего. Все это в нормальном, штатном режиме.

При возникновении экстренных ситуаций, когда нужна реанимация, не возникает сумбура и паники – все алгоритмы спасения жизни многократно отрепетированы и каждый знает свое место.
И вот, хирург информирует анестезиолога о завершающем этапе операции. Анестезия уже не добавляется. Накладываются последние швы. Убедившись в адекватности дыхания и кровообращения, анестезиолог отключает приборы. Пациента вновь перевозят в стационар, где он передается реаниматологу. Хирургическая бригада готова заниматься следующим пациентом.
У нашей системы работы есть свои плюсы и минусы...

Минусы:

  • Планирование и запись на специальные операционные дни не всегда способны учитывать и удовлетворять удобство и пожелания владельцев животных.Жесткое планирование операционного дня удобно лишь для 80% владельцев, но оптимально для 99% пациентов. Только благодаря планированию врач может оказать помощь максимальному числу нуждающихся в ней пациентов.
  • Госпитализация животных в стационар вызывают стресс у некоторых владельцев животных.
  • Оперируя по 10 пациентов в день, врач не может уделять все свое внимание, "держать за лапку" одну - самую любимую вами собаку или кошку. Состояние здоровья пациента - вот основной критерий распределения внимания и заботы врача.

Плюсы:

  • Нельзя объять необъятного – только лишь при командной работе можно обеспечить пациенту высококвалифицированную помощь хирурга, анестезиолога, реаниматолога и нянечки одновременно. Это необходимо при сложных хирургических вмешательствах (особенно операции на сердце, легких, позвоночнике, у «тяжелых» пациентов ) и желательно во всех, даже самых банальных и простых случаях (стерилизация кошки).
  • Оперируя по 10 пациентов в день, 150 в месяц, 1500 в год врачи - и хирург, и анестезиолог, и реаниматолог, и ассистенты – приобретают необходимые для быстрой и безупречной работы опыт, слаженность, навыки, интуицию.
  • Происходит серьезная экономия времени владельца животного. Нам известно бессчетное количество случаев, когда пациент не получил своевременной врачебной помощи лишь потому, что его владелец не смог выкроить в напряженном графике современной жизни день, который нужно провести в ветеринарной клинике. У нас эта проблема снимается.

Наши оперблоки оснащены современным медицинским оборудованием: кардиомонитор, показывающий изменения работы сердца во время операции; пульсоксиметр, измеряющий насыщение крови кислородом; аппарат искусственного дыхания помогает дышать тем пациентам, которые нуждаются в полном расслаблении мышц, например, при операциях на костях или грудной клетке; электрокоагулятор помогает хирургу оставить кровотечение быстро и эффективно. Есть и другие приборы, необходимые в случае экстренной реанимации. Они как ремни безопасности в автомобиле – поддерживают в крутых поворотах и спасают жизнь во внештатной ситуации.

Описанная выше система работы не является нашим изобретением. Мы заимствовали ее у гуманитарной (человеческой) медицины и у крупных университетских ветеринарных клиник Европы и Америки. И хотя такая система прижилась не за один день, она обеспечила нам значительный качественный подъем, позволила выйти на новый уровень ветеринарной хирургии.

Карелин Михаил Сергеевич
хирург, ортопед, невропатолог
вице-президент хирургического ветеринарного общества

Ссылка на эту статью для вашего сайта, форума или блога